БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница

Гейб таращит глаза и поддевает вилкой маринованную луковицу:

— Это что?!

— Попробуй. Тебе понравится.

Он с храбрым видом откусывает, и все за столом замолкают. Громкий хруст, а затем:

— О-о-о! Вы это ради удовольствия едите... или в качестве наказания?

Взрыв хохота. Видели бы вы его лицо — такое зрелище ни за какие деньги не купишь. Я так смеюсь, что на глазах выступают слезы. Тянусь за салфеткой и вздрагиваю, услышав:

— Хизер?

Кто это?

— Джеймс!

Смех застревает у меня в горле. Наконец удается выдавить:

— Что ты здесь делаешь? Ты разве не в Париже? — добавляю быстренько.

— Удалось вернуться пораньше.

— Но как...

— У меня был адрес, и БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница я поехал прямо к вашему дому. Там никого, и я решил, что вы в пабе: воскресенье, время обеда, все такое...

За столом воцаряется тишина, но я кожей чувствую, что мои родные переглядываются, и представляю себе всю картину: я, Гейб и остальные — шутим, болтаем, смеемся в тесном семейном кругу... Что ж ты сидишь как приклеенная, Хизер? Надо подпрыгнуть и броситься Джеймсу на шею. Мне полагается быть в восторге: ведь он приложил столько усилий, ради меня преодолел такой путь.

Вскочив на ноги, обнимаю его.

— Позвольте представить: Джеймс, мой молодой человек.

В этот момент я встречаюсь взглядом с Гейбом и БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница почему-то спешно отвожу глаза.

Со всех сторон слышится "очень приятно" и "рады знакомству", но, надо сказать, не чувствуется и доли того энтузиазма, с которым встречали Гейба. Даже Розмари настолько очарована моим жильцом, что едва обращает внимание на Джеймса, — а я-то ожидала, что она засыплет его вопросами.

— Что тебе заказать? — пытаюсь я загладить неловкость.

Джеймс качает головой:

— Спасибо, я поел. Возьму что-нибудь выпить. Кому что принести?

— Бокальчик мерло! — радостно откликается Лайонел.

— Давай пойду с тобой, — предлагаю я.

— Все нормально, обедай. — В его словах нет и тени сарказма, но он оскорблен, я знаю.

— Уверен?

— Абсолютно. — Джеймс разворачивается, как робот БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница ступает по траве и скрывается внутри паба.

— Почему же ты не предупредил, что приедешь? — Придерживая волосы от ветра, я оборачиваюсь к Джеймсу.

Родня осталась в пабе, а мы, держась за руки, гуляем по каменному обрыву, нависающему над пляжем. Тем самым пляжем, где всего несколько часов назад я была с Гейбом.

— Хотел сделать тебе сюрприз.

И тебе это удалось.

— Стыдно было, что бросил тебя в последнюю минуту.

— Ничего. Не переживай. Гейб меня подвез.

— Я понял, — произносит он ровным голосом, но по выражению лица ясно: Джеймс отнюдь не в восторге от того, что я прибыла сюда на мотоцикле своего жильца БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница.

— Я подумала — парень из Калифорнии, наверняка скучает по серфингу, да и в Корнуолле никогда не бывал... — оправдываюсь я. — Хотя на мотоцикле было страшновато.

— Могу себе представить. — Его лицо смягчается. — Не волнуйся, возвращаться будешь на "ренджровере". Сиденья с подогревом, все как положено.

А жаль... На шоссе я чуть не умерла от страха, но и удовольствие получила непередаваемое.

— Я привез кое-какие брошюры о виллах в Тоскане — полистаешь по дороге домой. Ты как-то обмолвилась, что хотела бы иметь такую. Понимаю, это не то же самое, но можно ведь арендовать виллу на лето...



С ума сойти — какой он внимательный! Я БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница не помню, чтобы вообще говорила о своем желании, но, видимо, было дело. Джеймс притягивает меня к себе и заключает в объятия.

— Я сделал предварительный заказ на один дом во Флоренции — думаю, тебе понравится...

Понимаю, он хотел как лучше, но... Похоже, мои фантазии о том, как я буду наслаждаться жизнью на тосканской вилле, больше мне не принадлежат. Их присвоил Джеймс со своими брошюрами.

— Ты не против, если мы уедем сегодня вечером? — меняю я тему. — Утром у меня переговоры с леди Шарлоттой, так что надо вернуться. Эта свадьба — сущий кошмар.

— У меня тоже работа. Я просто хотел познакомиться с твоей семьей.

— Но БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница мне страшно неудобно, что тебе пришлось тащиться в такую даль.

— Я же обещал. И вообще, я соскучился. — Джеймс закрывает мне рот поцелуем.

Только теперь, услышав эти слова, понимаю, что совсем по нему не скучала. Больше того — пока он не свалился как снег на голову, я о нем даже не думала. Но лишь потому, что была занята общением с семьей, с Гейбом и... ну, всякими делами, твердо говорю я себе. Отогнав сомнения, целую его в ответ.

— Я тоже соскучилась.

— Уже уезжаешь? — Дело к вечеру, мы стоим на газончике перед домом, и Лайонел обнимает меня на прощанье. — Не можешь остаться? Точно? Сегодня в БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница "Форрестере" викторина. Завалимся туда и обдерем их как липку, что скажешь? — с надеждой спрашивает он.

Я висну у папы на шее, виновато улыбаюсь.

— Звучит заманчиво, но мне надо возвращаться. Работа! — корчу я гримасу.

— Рад был познакомиться, мистер Хэмилтон. — Джеймс подчеркнуто корректно протягивает руку.

Лайонел и бровью не ведет в его сторону.

— Есть вкуснейший зрелый бри, и я припас бутылочку отменного красного. — Он вроде как пропустил мои слова мимо ушей. Папа всегда так делает, когда люди говорят то, что ему не хочется слышать. Например, когда Эд донимает его нотациями о диете и физкультуре. — Можно потом распить, отметить победу.

— Лайонел БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница, — вмешивается Розмари, кладя костлявую ладонь на рукав его фланелевого пиджака. — Ты не слышал, что сказала Хизер? Ей завтра работать. Люди не перестанут жениться оттого, что у тебя есть вкуснейший бри.

С улыбкой она пожимает руку Джеймсу:

— Как приятно с вами познакомиться! А мы-то уже начали подозревать, что вы — плод богатого воображения Хизер.

Я скриплю зубами, но Джеймс спокоен.

— Я жду тебя в машине, — говорит он и шагает по гравию к своему "ренджроверу".

Зато Гейб, укладывающий вещи в отделение под сиденьем мотоцикла, поднимает голову и бросает на меня сочувственный взгляд.

— Собственно, завтра мы на свадьбе не работаем, но через БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница две недели будет большое светское мероприятие, — гордо сообщаю я Розмари. Предполагается, что это секрет, но я не в силах молчать: — Дочь герцога и герцогини Херли выходит замуж!

— Леди Шарлотта?! — ахает мачеха. — На прошлой неделе у нее была модная фотосессия в "ОК"...

— Ты хотела сказать — в "Леди"? — свирепо уточняет Аннабел.

— Да-да, конечно, милая.

— Ладно, ребята, рад был познакомиться.

Гейб уже натянул перчатки и по очереди обнимает всех — даже Эда. Наконец доходит очередь до меня.

— Увидимся в берлоге.

— В квартире. — Я его обнимаю.

— В берлоге, — упорствует он.

Гейб идет к мотоциклу, а я поворачиваюсь к Лайонелу:

— Пойду. Джеймс БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница ждет. — Обнимаю его еще раз и целую в щеку. — До встречи.

Папа улыбается, но глаза подозрительно блестят.

Подъезжает Джеймс, я забираюсь на пассажирское сиденье и опускаю стекло. После смерти мамы отец поклялся нам с Эдом, что слов прощания мы от него никогда не услышим. Поэтому он, как всегда, машет рукой и мягко произносит:

— До скорого...

— Увидимся, — отвечаю я, как всегда.

Пристегиваюсь, и в облаке пыли и выхлопных газов мы уносимся прочь. Я машу Лайонелу изо всех сил, пока не начинает ныть запястье.

ГЛАВА 30

— Ни в коем случае не снимать ваши подмышки... то есть лодыжки, — повторяю я снова. — Да-да... это мы БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница гарантируем.

Раннее утро понедельника. Я на работе, общаюсь по телефону с леди Шарлоттой. Звонок раздался в тот самый момент, когда я открывала дверь в офис. По утрам Брайан обычно сам берет трубку, а я разбираю почту и делаю кофе. Но сегодня он первым метнулся в кухню, радушно чирикая: "Кофе будешь?" По-моему, это называется "переводить стрелки".

Точнее, переводить звонок. На меня.

Открыв большой ежедневник в кожаной обложке, перелистываю, пока не дохожу до даты великосветской свадьбы. Там уже полно всяких пометок. Конечно, такие заказы для нас — подарок судьбы, но сама по себе эта красотка — чистое наказание. Кто ж БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница это захотел на ней жениться? Небось какой-нибудь юный аристократ, никчемный шалопай и повеса, из тех, с которыми ее вечно подлавливают папарацци.

— Не беспокойтесь, ваши... э-э... лодыжки точно останутся за кадром, — говорю я, но она продолжает трындеть. — О да, конечно... Вместо этого надо привлечь внимание к вашим... (Боже, она действительно это сказала? Правда?) Простите, не могли бы вы повторить?

Выйдя из кухни, Брайан заглядывает поверх моего плеча — что я там написала?

— Сиськи?! — в голос читает он.

Я жестом велю ему заткнуться и напрягаю слух. Разобрать, что вещает леди Шарлотта, непросто: голосок у нее тоненький и гнусавый.

— Мамуля и папуля БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница сто-о-олько выложили за мой бюст... Это их сва-а-адебный подарок. Я Дэниэлу так и сказала: тебе что больше понра-а-авится? Какой-нибудь сервиз столетней давности или супер-пупер-сиськи?

— Дэниэлу? — вырывается у меня. Пусть прошло порядочно времени, но от этого имени у меня по-прежнему мурашки по коже.

— Да-а-а. Дэниэл Дабровски. Скульптор.

Меня складывает пополам, я хватаю ртом воздух.

— Он из России, — продолжает она.

— Из Польши. — Держать язык за зубами? Это выше моих сил. Таких совпадений не бывает. Не может быть двух скульпторов по имени Дэниэл Дабровски. — Родился в Кракове.

— Что?

Ее БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница восклицание — как пощечина. Я беру себя в руки. Я не имею права сорвать эту свадьбу.

— Я как-то была на его выставке... — сочиняю на ходу дрожащим голосом. — И кое-что о нем читала...

Не могу же я сказать ей, что он мой бывший парень и я знаю всю его подноготную? Точнее, мне казалось, что знаю...

Невеста пищит, что явилась ее маникюрша, и по-хамски обрывает разговор.

Теперь-то я понимаю — ничегошеньки я о Дэниэле не знала.

— Ну? — Брайан снова возникает из кухни, с двумя дымящимися кружками растворимого кофе и парой пончиков с ягодным джемом — из кондитерской за углом. Обожаю эти пончики... да БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница только аппетит что-то пропал. — Чего желает наша невеста-вампиресса?

Для начала я делаю глоток кофе и передаю ему ежедневник:

— Тут все записано.

Я в ступоре. Дэниэл? Женится? И не на ком-нибудь, а на богатой наследнице, стервозе двадцати одного года от роду?

— Да что ж это будет? Свадьба или съемки для глянцевого журнала? — ворчит Брайан, отщипывая кусочек пончика.

Не могу поверить. Я мечтала о чуде, которое спасет наш бизнес от разорения. Но уж никак не предполагала, что этим чудом станет свадьба моего бывшего...

— Хизер? Все нормально? Ты слегка позеленела.

— Все в порядке.

Усилием воли возвращаю БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница себя в реальность, но это дается мне ох как нелегко.

— Я говорю — что она еще выдумает?

— Еще? Куда уж еще?

А не отказаться ли мне от работы на этой свадьбе? Вот так просто взять и заявить Брайану, что я не могу... Взгляд падает на стопку конвертов — счета, счета и снова счета. Я перекладываю их со стола в лоток, и без того переполненный. Нельзя отказываться. Мне придется через это пройти.

— Да запросто! С нее станется. — Задрав голову, Брайан глядит на настенные часы — сувенир в честь свадьбы принца Чарлза и леди Ди. На циферблате — тщательно выписанный портрет молодых и фраза "Любовь как в сказке БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница". — Я бы сказал, и часа не пройдет.

— Она оставила два сообщения на автоответчике еще до того, как вы пришли! — Из кухни, размахивая своим любимым ручным пылесосом, выплывает Морин в клетчатом комбинезоне. Ловко щелкнув выключателем, она принимается елозить щеткой по подоконнику. — Судя по голосу, девица та еще заноза в заднице — если хотите знать мое мнение.

— Твое мнение никого не интересует, Морин, — бурчит Брайан, уткнувшись в кружку.

К счастью, за шумом пылесоса уборщица его не слышит.

— Тогда желаю удачи. Теперь твоя очередь отвечать на звонки. А я в лабораторию. Осталось еще штук десять пленок с тюдоровского венчания, надо БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница проявить. — Я направляюсь к двери. Нужно немного побыть одной, привести в порядок мысли.

— Мне бы выскочить ненадолго...

— Выскочить?!

— Всего на полчасика! Подготовить костюм к вечеру.

Ну конечно. Сегодня же "Шоу ужасов Рокки Хоррора". Напрочь вылетело из головы. Чего не скажешь о Брайане — он уже несколько месяцев предвкушает выход в свет.

— Ты же знаешь, как это бывает. Совершенно нечего надеть!

— Ты глянь на него, — фыркает Морин, пихнув меня острым локтем.

— Некоторые, представь себе, следят за своей внешностью, — огрызается Брайан — и отпрыгивает: Морин бросается на него с пылесосом наперевес. Маневр Брайана произведен недостаточно быстро, насадка присасывается к пиджаку; следует молчаливая, но ожесточенная схватка БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница.

— Брайан...

Он не слышит моей мольбы. Кое-как вызволив позолоченные пуговицы из пасти бытового прибора, опрометью кидается к выходу:

— Не переживай, вернусь — и глазом моргнуть не успеешь.

Наглая ложь. Я знаю Брайана. Пока его ждешь — обморгаешься. Любое решение по поводу одежды он принимает лишь после многочасовых метаний из стороны в сторону.

— Ладно, я включу автоответчик. Перезвонишь ей, когда вернешься.

Уроки "перевода стрелок" даром не прошли. Довольная собой, опираюсь на стеллаж.

— Я разве тебе не сказал? Я дал ей номер твоего мобильника — на всякий случай.

Я швыряю в Брайана недоеденный пончик, босс пригибается, но я меткая. Пончик впечатывается точнехонько БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница ему в затылок, и Брайан с хохотом вылетает за дверь.

Прошло несколько минут. Я уже в лаборатории. Комнатку заливает красное сияние. Плюхаюсь на табуретку, чтобы переварить наконец известие о женитьбе Дэниэла на леди Шарлотте.

Ну, допустим, он женится. И что такого, в самом-то деле? Если он прямо сейчас войдет, упадет на одно колено и попросит стать его супругой, ты согласишься, Хизер? Нет. А почему? Потому что он лжец и предатель, потому что у тебя прекрасный новый парень по имени Джеймс и потому что...

В общем, потому что потому. Я поднимаюсь и начинаю рыться в лабораторной картотеке, где, как всегда БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница, царит полный бардак. Дэниэла выбрасываю из головы. Черт, куда же подевались пленки?

Минут через пятнадцать интенсивных поисков все же откапываю рабочие материалы и включаю проигрыватель. На сей раз мой слух услаждают "Шахматы"[61]. Я рада любому поводу отвлечься и, пока готовлю кюветы для проявки, с удовольствием мурлычу в такт музыке. Мюзиклы мне уже почти нравятся. Звучит вступление к дуэту Элейн Пейдж и Барбары Диксон[62], тянусь прибавить громкость — и слышу писк мобильника.

Сердце падает. Леди Шарлотта? Уже?

Смотрю на экран. "Номер не определен". Обычно я на такие звонки не отвечаю: либо банк требует денег по кредиту, либо видеопрокат жаждет узнать, куда унесло БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница "Унесенных". Но платеж в этом месяце я совершила, а видеокассета с фильмом загадочным образом возникла на телевизоре несколько дней назад, так что видеопрокат тоже успокоен.

Хотя — почему "загадочным образом"? Никаких загадок. В последнее время я потихоньку привыкаю к разным чудесам.

— Алло?

Интересно, что там еще приспичило леди Шарлотте? Клочок бумаги есть, а где ручка?

— Могу я поговорить с Хизер Хэмилтон?

Мужской голос. Причем, кажется, не очень молодой, с аристократическим выговором. Дворецкий, что ли?

— Слушаю. — Выдвигаю ящик тумбочки и роюсь в нем в поисках ручки. И вот в этом хаосе мне предлагается что-то найти?

— Добрый день БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница, мисс Хэмилтон. Это...

— Извините. Секундочку. Подождите, пожалуйста. — Присев возле тумбочки, запускаю руку внутрь, так что ребро ящика упирается в подмышку, и на ощупь перебираю разный хлам. Господи, ну хоть что-нибудь пишущее здесь должно быть?!

— Если сейчас неудачный момент...

Краешком сознания понимаю, что из трубки по-прежнему доносится голос.

Да пропади оно все! Сдаюсь. Придется использовать карандаш для глаз.

— ... я могу перезвонить позже.

Вытащив руку из ящика, на миг замираю в удивлении. Он сказал позже? Ага! У меня рождается коварный план. Если на то пошло, сейчас очередь Брайана. Может, попросить дворецкого перезвонить через полчасика прямо в офис? Нет, Хизер, будь благоразумна БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница. Леди Шарлотта — конечно, заноза в заднице и вдобавок захомутала твоего бывшего парня, но ее свадьба должна стать для "Вместе навсегда" спасательным кругом в море финансовых неудач. И кстати, помочь тебе сохранить работу.

— Нет-нет, все хорошо. Так что там хочет... извините, что предлагает Шарлотта?

— Шарлотта? — довольно резко переспрашивает мужчина.

— Ох, простите, леди Шарлотта, — исправляюсь я. Честное слово, просто смешно, как они носятся с этими титулами. Вспоминаю Гейба с его "леди на мопеде". Умора!

— Хм... Должно быть, произошла какая-то ошибка...

Уловив в мужском голосе следы американского произношения, я начинаю сомневаться. Может, это вовсе никакой не дворецкий? Тогда, значит БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница, звонят насчет кредитки.

Например, из "Американ Экспресс".

Боже, совсем забыла. Уверена, причиной всему — гора кружевных трусиков, которую я приволокла домой на прошлой неделе.

— Извините, вы насчет тех трехсот фунтов, что я потратила на нижнее белье?

— Нет! — Мой собеседник определенно теряет терпение. — Я насчет работы.

— В "Американ Экспресс"? — тупо уточняю я. Ничего не понимаю. Какая-то безумная промоакция, что ли?

— Нет, в "Санди геральд".

До меня доходит не сразу.

— Вы сказали — "Санди геральд"?..

— Именно.

В груди становится тесно, словно все пуговицы на моем кардигане сами собой застегнулись.

— А вы?..

— Виктор Максфилд, главный редактор.

Господи, это правда. Это в самом БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница деле происходит. Я говорю с главным редактором "Санди геральд". Прямо сейчас, в эту секунду. По мобильнику. Вот-вот хлопнусь в обморок от недостатка кислорода, потому что совершенно перестала дышать.

— Ох, я такого не ожидала. Приняла вас за другого, извините.

— Я так и понял. — Виктор Максфилд, готова поклясться, ухмыляется. — Я решил позвонить сейчас, потому что начиная со среды меня не будет в офисе. Каждый год в это время я езжу порыбачить в Шотландию, в местечко под названием Лох-Куллох...

Мне хочется себя ущипнуть — не сон ли?

— Вы бывали в Шотландии, мисс Хэмилтон?

— Н-н-нет... — заикаюсь я.

— Очень советую, дорогая моя БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница. Восхитительный край. Я американец, и в Штатах, конечно, есть живописные уголки, но, прожив на вашем острове больше двадцати лет, должен сказать, что в мире нет ничего прекраснее Шотландии с ее горами и пустошами, где буйно разросся ваш тезка...

— Что, извините?

— Вереск! Вересковые пустоши. Представьте, кругом лиловый и белый вереск — сколько хватает глаз...

Его глубокий голос эхом отдается у меня в ушах, и по спине вдруг бегут мурашки. Вереск. Счастливый вереск. Мой счастливый вереск. В голове все плывет, будто я долго-долго кружилась, а потом резко остановилась и открыла глаза. Вцепившись в табуретку, чтобы не грохнуться на пол, чувствую, как БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница бухает сердце, в ушах звенит. Я взволнована до полуобморока, но за этими ощущениями кроется нечто большее. Словно мои мечты потоком прокатываются по телу, через кончики пальцев вливаются в телефонную трубку и попадают прямо к Виктору Максфилду, человеку, способному сделать их явью.

— Вы можете завтра утром прийти на собеседование? Понимаю, что даю вам мало времени на подготовку, но надо ловить момент, согласны?

— Конечно!

— Замечательно. Жду вас в девять. Я так понимаю, наш адрес вы знаете?

— Да-да, спасибо...

А то. Он впечатан в мой мозг.

Виктор Максфилд отключается. Собеседование. В "Санди геральд". Именно так, как обещал Гейб. И так, как я загадала БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница.

— Хизер?

В дверь настойчиво барабанят. Я аж подпрыгиваю. Быстро же Брайан вернулся.

— Минутку!

Поспешно запихиваю телефон в сумку. Меня мучает совесть из-за разговора с Виктором Максфилдом — будто изменила Брайану, хотя, между прочим, он всегда убеждает меня воплощать мечты в жизнь.

Повозившись с замком, нажимаю на ручку двери. Если подумать, надо бы поступить честно и рассказать ему про собеседование прямо сейчас. Не хочу от него ничего скрывать, к тому же он наверняка за меня порадуется.

— Представляешь, Брайан...

— А вот и я!

У меня отнимается язык.

— Что скажешь?

В дверном проеме — существо в сетчатых чулках с подвязками БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница и черном кудрявом парике.

— Я тр-р-р-ранссексуал из Трансильвании! — Надув губы, Брайан угрожающе бьет ножкой.

Кстати, должна признать, ноги у Брайана очень даже ничего. Выйдя из роли, он робко улыбается:

— Извини, увлекся. Что ты говорила?

— Так, ерунда. — Кажется, сейчас не самый подходящий момент для разговоров о работе. Протянув руку, щелкаю его подвязкой по ляжке. — В другой раз расскажу.

ГЛАВА 31

Проезжающий мимо белый фургон громко сигналит, водитель высовывается из окна и орет нечто неразборчивое. Впрочем, если учесть, какие загогулины он выделывает языком, я и не хочу ничего разбирать.

Пробираясь сквозь серые цементные джунгли Хаммерсмита, я упорно смотрю себе под ноги, лишь БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница бы не видеть, как на нас с Брайаном глазеют. Началось, едва мы вышли из офиса: пенсионеры разевали рот, подростки улюлюкали, поддатые бизнесмены за расписным окном "Крысы и попугая" цепенели с кружками пива на полпути ко рту. А пару минут назад японские туристы попросили разрешения с нами сфотографироваться. Будто никто никогда не видел мужчину за шестьдесят в корсете, чулках с подвязками и на десятисантиметровых шпильках.

Сейчас начало восьмого, и мы с Брайаном направляемся в театр "Аполло" на "Шоу ужасов Рокки Хоррора".

— Наверное, надо было взять такси, — жалуется Брайан, в очередной раз застревая посреди тротуара, чтобы подтянуть чулок БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница. — Господи, до чего ж нелегко вам, пташкам, приходится!

— Пташки — это которые с перышками, — отвечаю я с каменным лицом. — У женщин перышек нет.

Ловлю свое отражение в витрине кофейни. Помимо розовой кофточки на мне розовая плиссированная юбка, темно-оранжевые колготки и высокие шнурованные ботинки, которые я купила, когда мне было семнадцать и по субботам я подрабатывала в обувном.

За клоунский наряд надо благодарить Джесс. Она обожает "Шоу ужасов", видела его, должно быть, раз сто и знает наизусть все па "Петли времени". Именно она организовала этот культпоход, заранее, еще несколько месяцев назад, заказала билеты и всучила мне свой маскарадный костюм, возбужденно БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница тараторя, что из меня получится "идеальная Дженет"[63]. Поначалу я даже немного возгордилась — энтузиазм моей подруги заразителен. Но с Джесс есть одна проблема: она совсем не знает меры. С сомнением рассматриваю себя, неузнаваемую, — этакая Дорис Дэй в говнодавах.

Не хочу показаться занудой, но когда говорят, что переодевания — это весело, то кто веселиться-то должен?

Мы подходим к театру, уже смеркается. На фасаде ослепительным белым светом сияет надпись "Шоу ужасов Рокки Хоррора" — особенно яркая на фоне лиловато-серой массы облаков цвета фингала под глазом. У входа толкутся зрители в самых безумных костюмах — репетируют "Петлю времени" и оценивают наряды друг друга. Вертя головой в БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница поисках Джеймса (мы договорились здесь встретиться) и Джесс, которая должна прийти в сопровождении коллег-стюардов, я протискиваюсь мимо татуированного детины в черных сетчатых чулках с подвязками, точно как у Брайана. С непривычки подобное зрелище может выбить из колеи, но я потихоньку адаптируюсь. Здесь на всех — подчеркиваю, на всех — пресловутые чулки в сеточку.

Мы с Брайаном проходим в фойе, и по ушам бьют раскаты грудного смеха. Этот голос можно узнать из тысячи.

— Джесс! — ору я и только потом вижу ее в окружении накачанных молодых людей. Похоже, те самые стюарды.

Подруга раскрывает объятия.

— Выглядишь фантастически! — выдыхаю я.

— Ты находишь?

Она вертится передо БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница мной. Разумеется, на ней корсет, чулки в сеточку и головокружительные шпильки, но главное то, что бикрам-йога дает реальный эффект. В следующий раз надо и мне честно поприветствовать солнце, а не валяться в "позе ребенка", вроде как выискивая внутреннюю гармонию.

— Ты тоже отлично выглядишь... — Она хмурится. — Эй, все нормально?

Умница Джесс. Только настоящая подруга сумела бы заметить, что я чем-то обеспокоена. Но может, промолчать? Нет, я всегда рассказываю Джесс абсолютно все.

— Узнала тут, что Дэниэл женится, — бросаю небрежно.

Она тащит меня в угол.

— Как женится?! На ком?

— Ты в жизни не поверишь...

— Ну?

— На леди Шарлотте БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница.

У Джесс отвисает челюсть.

— Ты серьезно?

— Серьезней некуда.

— Черт побери, Хизер.

— Причем это еще не самое ужасное...

— То есть? — С точки зрения Джесс, ничего страшнее произойти не может. Для нее создание семьи — своего рода гонка, и надо непременно прийти к финишу раньше своего бывшего. Если вышло наоборот — стыд и срам.

— Нам с Брайаном заказали фотосъемку.

Уникальное явление — у Джесс нет слов. Правда, через несколько секунд они все-таки находятся.

— Хизер, ты в сто раз лучше! У нее ножищи как у слонихи.

Я против воли улыбаюсь. Леди Шарлотта явно запомнится народу не искусственными сиськами, а натуральными могучими щиколотками.

— И пошел он БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница куда подальше, этот Дэниэл. Кобель. Ты ж встретила парня покруче. Сама говорила, что Джеймс идеал.

— Точно. Нет, правда, все хорошо...

— Эй, шлюха!

Оборачиваюсь взглянуть, кому адресован издевательский выкрик, и с ужасом понимаю — мне!

— Ты слышала, как меня обозвали?

— Привыкай, куколка, — хихикает стюард из свиты Джесс. Он представился Нилом и угощает всех орешками в меду. — Это часть шоу. Когда видишь на сцене Брэда, надо кричать: "Говнюк!" Видишь Дженет: "Шлюха!"

Нил подмигивает Брайану; тот краснеет и тянется за орешком. Странно, готова поклясться, он как-то жаловался на аллергию...

Поворачиваюсь к Джесс и в притворном возмущении вопрошаю:

— Да кем они вообще себя БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница вообразили?

Но Джесс не до меня — она хватает за локоть мускулистого великана, стоящего к нам спиной.

— Хочу тебя познакомить! — Подруга буквально лопается от гордости. — Хизер, это Грег.

Грег хлопает накладными ресницами:

— Очень приятно.

Через скулу и верхнюю губу, слегка перекашивая его улыбку, тянется бледно-серебристый шрам. Где-то я такой видела...

— Мне тоже. — Я лихорадочно соображаю, где мы могли встречаться. Та еще задачка, если учесть, что на собеседнике женское нижнее белье и килограмм косметики. — Мы с вами раньше не были знакомы?

— О нет. Я бы вас непременно запомнил. — У Грега такой взгляд, что, не будь он спутником моей БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница лучшей подруги, я бы решила, что меня пытаются склеить.

— А где твой парень? — спрашивает Джесс.

— Ой, Гейба опять пригласили к дядюшке на обед... — Черт, ну где, где я могла видеть Грега? Преотвратное чувство — будто смотришь фильм и никак не вспомнишь имя актера.

— Я про Джеймса, — с нажимом произносит Джесс.

— Ах, ну да. — С чего это я решила, что речь о Гейбе? — Думаю, будет с минуты на минуту. Наверное, в пробке застрял.

— Шоу вот-вот начнется. Пора в зал, — вклинивается один из стюардов, вызволяя меня из неловкого положения.

— Да, идем. Надо найти наши места. — Джесс берет Грега под руку.

Зрители тянутся к БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница дверям, а я продолжаю стоять в стремительно пустеющем фойе, ожидая Джеймса. Он сильно опаздывает. В чем дело?

— Мисс! — Служитель в униформе похлопывает меня по плечу. — Проходите, пожалуйста, на свое место. Позже я не смогу вас пустить.

От толпы в фойе остались только билетные корешки на полу да пригоршня попкорна. Может, в этой суете я пропустила звонок Джеймса? Порывшись в сумочке, достаю мобильник — сигнала нет.

— Мисс?

Служитель по-прежнему топчется рядом.

— Ох, простите.

В последний раз с надеждой смотрю на входную дверь и нехотя отдаю свой билет. Оторвав корешок, служитель возвращает его мне и отступает. Я медлю БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница.

— Если вдруг появится высокий темноволосый мужчина... — Протягиваю второй билет.

— Конечно. — Он кладет его в нагрудный карман. Взгляд билетера полон жалости: небось думает, что меня бросили.

Я поворачиваюсь и тороплюсь в зал.

ГЛАВА 32

Внутри — полный аншлаг. Меня встречает визг настраиваемых инструментов — сигнал того, что до начала остались считаные минуты. Надо скоренько искать свое место. К гадалке не ходи — оно окажется где-нибудь на задах в самой середине ряда. Как всегда. Придется протискиваться, спотыкаясь о чужие ноги и беспрерывно извиняясь. Прищурившись, изучаю номера кресел и с грустью бросаю взгляд на первые ряды. Прямо с краю видны два пустых сиденья. Интересно, кому они достались. Эх БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница, вот бы мне!

Погодите. Распереживавшись из-за Джеймса, я не удосужилась выяснить, где, собственно, сижу. Ну-ка, ну-ка... не может быть! Ей-богу, это мое место! Первый ряд?! В кои-то веки буду наслаждаться представлением, а не видом чужого затылка. Оборачиваюсь на зал и замечаю Джесс. Она машет мне и одними губами проговаривает: "Где Джеймс?" Пожав плечами, еще раз гляжу на часы и опускаюсь на свое место рядом с Брайаном.


documentabomrvl.html
documentabomzft.html
documentabongqb.html
documentabonoaj.html
documentabonvkr.html
Документ БЛАГОДАРНОСТИ 14 страница