Война в Чечне. Развязанная Кремлем военная авантюра в Чечне вновь сделает актуальным вопрос о цене

Развязанная Кремлем военная авантюра в Чечне вновь сделает актуальным вопрос о цене, которую пресса готова заплатить за свободу слова. Еще до начала необъявленной Чеченской войны каждая из сторон вела информационно-пропагандистскую борьбу с противником. Центральные телеканалы сообщали о регулярных беспорядках и криминогенной ситуации в Чечне, раздувая миф о «геноциде русских». Чеченская пресса, контролируемая Джохаром Дудаевым, успешно создавала образ «внешнего врага» — Кремля, — мобилизуя национальное самосознание.

Начало активных боевых действий антидудаевской оппозиции — штурм Грозного с участием российских солдат (ноябрь 1994) — открывает широкий плацдарм для настоящей «информационной войны». Подконтрольные государству издания, радио и телевидение распространяют сообщение о том, что никаких российских военнослужащих (которых Война в Чечне. Развязанная Кремлем военная авантюра в Чечне вновь сделает актуальным вопрос о цене чеченцы демонстрируют телеканалам всего мира) в Грозном нет. Поскольку даже после официального ввода российских войск Кремль не решается ввести цензуру, опасаясь негативной реакции общества, для укрепления его позиций на информационном фронте остается один путь — циничная ложь. В наиболее критические моменты — как при всех штурмах Грозного или во время событий в Буденновске, Кизляре, Самашках и Первомайском — информация, исходящая от официальных лиц, опровергается ими же самими спустя несколько часов. Очень скоро это приведет к тому, что достоверность любых сообщений о событиях в Чечне, поступающих по официальным каналам — от пресс-служб силовых структур до Президента, — будет равна нулю.

Главным идеологическим рупором становится 1-ый канал Война в Чечне. Развязанная Кремлем военная авантюра в Чечне вновь сделает актуальным вопрос о цене (ОРТ), на протяжении всей войны изображающий чеченцев — сначала участников вооруженных формирований, а затем и всех жителей республики — как бандитов и террористов и изо всех сил прославляющий ратные подвиги российских войск и искажающий статистику поражений и погибших.

Второй по значимости телеканал РТР с развитием военных действий постепенно занимает все более критическую позицию — «Вести» часто подчеркивают существенные различия между официальной версией события и тем, что снимают корреспонденты программы.

НТВ и вся независимая пресса изначально выступают против политики Кремля в Чечне и делают главный упор на объяснении бессмысленности войны и опровержении официальных сообщений. Доступ к правдивой информации корреспонденты получают, как правило, благодаря чеченским Война в Чечне. Развязанная Кремлем военная авантюра в Чечне вновь сделает актуальным вопрос о цене руководителям, которые пытаются использовать информационную блокаду со стороны федеральных сил для информационной же атаки на противника. Отдельным фронтом «информационной войны» становятся ведомственные журналы МВД и Минобороны, призванные вести пропаганду среди российских военнослужащих, аргументируя необходимость войны и выявляя образ врага. «Внутренним врагом» для этих изданий становятся все «продажные» СМИ, «очерняющие» армию, черты врага «внешнего» весьма размыты — с кем воюют российские войска в Чечне, остается загадкой даже для главных редакторов в погонах. Интерпретация военных действий в ведомственных журналах принимает самый неожиданный характер. Часто в одном и том же издании чеченскую войну преподносят то как «восстановление исторической справедливости», то Война в Чечне. Развязанная Кремлем военная авантюра в Чечне вновь сделает актуальным вопрос о цене как бойню, лишенную какого-либо смысла. В рядах официозной прессы так и не установится единое мнение. Как и в самой военной авантюре, Кремль терпит в «информационной войне» сокрушительное поражение.


documentabpnsmr.html
documentabpnzwz.html
documentabpohhh.html
documentabpoorp.html
documentabpowbx.html
Документ Война в Чечне. Развязанная Кремлем военная авантюра в Чечне вновь сделает актуальным вопрос о цене