Родной язык

Чего хотела Б.Д. для глухих? Комфорта. Ну, может быть, это слово не абсолютно точное, но близкое. Душевного спокойствия, раскованности, уверенности, что правильно поймёшь и будешь правильно понят. И вот дактилология, о которой столько споров, тоже от желания облегчить жизнь глухого, сделать её более органичной, естественной. Это ведь часть родного языка глухих. Помню, к нам в школу приезжали научные сотрудники из института, поздравляли детей с праздниками, и их речь ребятам переводили. А Б.Д. всегда сама обращалась к детям. Дети «слушали» её, затаив дыхание. Она была для них своя.

Б.Д. владела мимикой блестяще – артистично, выразительно, свободно. Но опыт с дактилологией был Родной язык такой мучительный, что у неё уже не было сил на борьбу, однако нам, педагогам, она говорила: «Стыдитесь! Педагог не имеет права не знать мимики! Это позор! Не знаете мимического знака, привлекайте естественные жесты. Вы должны уметь изобразить и вращение земли, и кипящий чайник». Эти уроки я не восприняла. Тогда ведь к мимике отношение было как к чему-то, стыдному, запретному. Это сейчас всё изменилось, и учёный мир за рубежом, и у нас пересмотрел свои позиции. Там слышащие учат жестовую речь, чтобы войти в мир неслышащих людей. Для Б.Д. задача определялась не только результатом, но выбором пути. Чтобы Родной язык путь этот был для глухого менее тяжёлым.

Мимику изгнать невозможно: она естественный язык ребёнка. Её запрещают, за её употребление наказывают,но это не значит,что еёпобеждают.

Л.С.Выготский

Урок

Это давно было, но я не делаю никаких усилий, просто закрываю глаза и вижу: групповая комната в детском саду, Б.Д. сидит на маленьком стульчике, вся в занятии – ничего от неё не ускользнёт, не останется незамеченным. Я чувствую свои промахи, волнуюсь, вот сейчас Б.Д. встанет, сметёт меня со стула. Но – нет, такого никогда не случалось. Все замечания – с глазу на глаз.

А вот когда ребята уже учились в Родной язык школе, Б.Д. однажды пришла ко мне на урок с родителями экспериментальной группы. Хотела показать им наших ребят, как они развиты, как хорошо говорят.

Это был 8 класс, урок литературы, «Песня о купце Калашникове». Я провоцирую ребят к рассуждениям о любви и поскольку история трагическая, я делаю несчастное лицо, жалобный голос. И тут Б.Д. не выдержала. Она не выдержала, вскочила со стула, отодвинула меня и сказала ребятам: «Она – молодая, она ещё не понимает в любви. Я вам расскажу про любовь». Дети захихикали, стали насмешливо переглядываться. Тогда Б.Д. сказала с таким глубоким презрением, а мимика у неё была смачная, сочная: «У глухонемых Родной язык, она сказала не у глухих, а у глухонемых, бывают грязные мысли о любви. Грязные!». Ребята притихли. Б.Д. стала говорить: «Здесь рассказывается о любви. Она закончилась трагически. Так часто бывает, что любовь кончается печально, человек страдает. Но вы запомните: всякая любовь – счастье. Даже если человек гибнет из-за любви, он всё равно был счастлив, потому что он любил, испытал, узнал, что это такое». Я посмотрела на ребят. Они не отрываясь смотрели на Б.Д., только иногда кивали головами в знак понимания и согласия. Вот такой был дан урок мне и моим детям.

Бог создал человека, но он оказался не Родной язык

так хорош, как хотелось Богу. И тогда

Бог создал Учителя, чтобы он подправил

его работу.

Японская притча


documentabomrvl.html
documentabomzft.html
documentabongqb.html
documentabonoaj.html
documentabonvkr.html
Документ Родной язык